-12 °С
Болотло
75 лет Победы
Бөтә яңылыҡтар
Общество
22 Март 2019, 19:03

Наша соотечественница, окончив БашГУ, отправилась покорять мир

С ней можно по-свойски поспорить о политике и посмеяться от души.

«У меня разноцветные гены»
С уроженкой Туймазов Линой Лее (в девичестве – Нигматзянова) разговаривать одно удовольствие. Эрудированная, грамотная, доброжелательная. С ней можно по-свойски поспорить о политике и посмеяться от души. Хотя выглядит она необыкновенно элегантно и даже изыскано. «Не иначе – графиня», – подумала я, впервые увидев её. Возможно, так оно и есть. Ведь живёт она в доме, похожем на замок, в английском графстве Саррей неподалёку от Лондона. Дорога туда ей открылась после окончания факультета романо-германской филологии БашГУ.

Семь иностранных языков – не предел

Способную студентку оставили работать в Уфе младшим научным сотрудником. Возможно, Лина и сегодня трудилась бы в университете, передавая свои знания юному поколению, если бы не приглашение на учёбу, поступившее из Лейпцигского университета. «Почему бы и нет? Ведь такой шанс выпадает раз в жизни», – подумала она и отправилась в Германию. Там она вошла во вкус и, получив диплом Лейпцигского университета, поступила в Кёльнский – на факультет испанского языка и литературы. В свободное от учёбы время работала сестрой в доме престарелых, выгульщиком собак. После университета устроилась в министерство по работе с беженцами.
— В Германии проживает много турков, предки которых приехали сюда гастарбайтерами в 50-е годы прошлого столетия, – рассказала Лина. – В 2005 году в стране приняли закон, согласно которому знание немецкого языка стало обязательным для всех мигрантов. Для них организовали школы, куда я пришла работать преподавателем немецкого. Сложность была в том, что мне пришлось преподавать немецкий туркам, язык которых мне был не знаком. В итоге получился обмен знаниями: я их учила немецкому, они меня – турецкому.
В Германии Лина прожила 12 лет. Сегодня она свободно владеет семью языками: английским, немецким, испанским, португальским, французским, турецким, итальянским.
— Я росла в Туймазах, общаясь на двух языках: русском и татарском, – рассказывает Лина. – Во мне есть и чувашские, и марийские корни. Мне кажется, чем «разноцветнее» гены, тем богаче человек. Родной язык я до сих пор помню. Моей бабушке 92 года, с ней я общаюсь исключительно на татарском.
Откуда у меня появилась тяга к языкам? Во многом благодаря школьным педагогам. В первой школе немецкий язык нам преподавала Наталья Кривенко, во второй школе, куда я перешла в старших классах, – Роза Асфандиярова.
К тому же в нашей семье образование всегда стояло на первом месте. Я много читала. Если мне в руки попадала интересная книга, могла и о еде забыть. Однажды я поняла: если к чему-то стремишься, а на это нет денег, то образование – ключ к успеху.

Перекати поле

В Германии Лина познакомилась с будущим мужем – он англичанин, приехавший в чужую страну изучать язык.
— Муж признался, что постоянно жить в Германии не сможет. А мне было всё равно, где жить. Я могу приспособиться к любым условиям, живу, как перекати поле, – говорит туймазинка. – Когда переехала в Англию, сразу оценила безупречно чистые улицы. Муж объяснил, что на это уходит большая доля немаленьких налогов англичан. Поначалу удивлялась количеству бомжей. Потом выяснилось, что среди англичан есть категория людей, у которых такая жизненная философия – быть свободными. У многих из них высшее образование, они знают несколько языков, но... предпочитают жить на улице.
Недавно Лина приезжала в Туймазы. Увиделась с родными, одноклассниками и даже провела классный час у третьеклассников восьмой школы – об этом её попросила их классный руководитель Марина Кожевникова. Лине было о чём рассказать. В Англии она преподаёт испанский язык в частной школе для девочек, а в качестве репетитора даёт уроки русского языка. По её мнению, англичанам интересно всё, что связано с Россией. Её ученики спрашивают об истории страны и пишут сочинения по «Ревизору».
Процесс обучения в английских школах организован так, что мамы и папы чаще всего даже не знают, как проходят занятия. От самого ребёнка зависит, что он хочет знать: китайский язык или русский, историю или математику. Самостоятельность учеников – главная ценность классической английской системы. Если ученик регулярно не делает уроки, родителям звонить никто не станет: отвечать за свои поступки и их последствия будет он сам. Ценный опыт, не правда ли?